Управление предпринимательства и промышленности города Астаны

Официальный интернет-ресурс

Вы здесь

Астана готовит объекты для передачи в управление бизнесу

08.09.2017

Столичный акимат может выставить медицинские, спортивные и образовательные объекты. Об этом в интервью abctv.kz сообщила заместитель акима Астаны Малика Бектурова.

– Новые автостанции в районе рынка «Алай» и комплекса «Кенмарт». Означает ли это, что идея строительства двух автовокзалов, один из которых планировалось построить в рамках государственно-частного партнерства (ГЧП) в районе «Камкора», отброшена?

– У нас в целом большой план по реализации ГЧП. Вы знаете, что с того момента, как начали обсуждаться проекты по реализации автобусных станций и автобусных вокзалов по ГЧП, еще не было той редакции закона о ГЧП, то есть была старая редакция закона о концессиях. Соответственно, возникали определенные трудности, то есть самому администратору – акимату нужно было разрабатывать полностью всю документацию. Это затягивало процесс. На сегодняшний день закон о ГЧП принят и работает. С новым законом есть возможность реализовывать такие крупные проекты. То есть сам проект может быть разработан и инициирован частным инвестором – необязательно ждать, когда акимат созреет, когда будет готова проектно-сметная документация. Поэтому эти два вопроса у нас находятся на контроле и в работе. Мы не отказывались от идеи ГЧП в сфере транспорта, в том числе строительства автовокзалов. То, что сейчас запущены транспортные хабы (один в районе многофункционального комплекса «Кенмарт», один в торгово-логистическом комплексе «Алай»), также взаимодействие бизнеса и города. Там была удобная площадка – логистически, маршрутно, и была подготовлена инфраструктура. Поэтому для удобства города потребление и спрос на перевозки растут, они были запущены. Но в целом крупный проект автовокзала остается, мы в активном поиске инвесторов. Если есть инвесторы, которые хотят реализовать такие проекты, мы их с удовольствием примем, рассмотрим.  

– То, что сейчас идет снос в районе «Камкора», это под эту площадку?

– Снос и изъятие земель не входит в мою компетенцию. Вам необходимо обратиться в соответствующее управление и получить компетентный ответ.

– По строительству детсадов по ГЧП. Говорили, что к ним проявляют интерес китайские и польские инвесторы. Что в итоге по детсадам?

– По детским садам ситуация складывается следующая. Руководитель управления образования Астаны совместно с центром ГЧП сделали пост в Facebook о том, что данный проект начал реализовываться и было подписано шесть соглашений с шестью инвесторами о строительстве шести детских садов по механизму ГЧП. Четыре из них – это садики, которые будут реализованы польскими инвесторами. Соглашения уже подписаны. Вопрос был вынесен на общественные слушания, потом на маслихат. Акимат эти обязательства уже принял, то есть процесс реализации садиков начался. Инвестор уже приступил к реализации проектов – шести детских садов.

– То есть инвесторов устраивает действующий тариф? Какая там будет схема по тарифу?

– Там получается комбинированная схема возмещения, то есть частично это будет за счет государственного заказа – подушевая оплата за каждого ребенка, который будет направлен в детский садик. Второе – это частичное возмещение капитальных инвестиционных затрат на протяжении от шести до десяти лет в зависимости от проекта садика. То есть, после того как вы заканчиваете строительство, вы все это время управляете, пока вам частями возмещается то, что вы потратили. По завершении срока вы передаете этот детский сад в нашу коммунальную собственность.

– СПК «Астана» планировало построить в рамках ГЧП что-то типа частного крематория или патологоанатомического бюро. Что с ним?

– Да. Патологоанатомическое бюро – это по сути морг. На самом деле у нас такой проект есть в перечне потенциальных и реализуемых на сегодняшний день проектов ГЧП. Мы сейчас совместно с ответственным управлением и центром ГЧП готовим документацию, для того чтобы в дальнейшем объявить конкурс на рассмотрение частным инвесторам. Любой частный инвестор, у которого есть ресурсы, желание и опыт в реализации таких или подобных проектов, может принять участие в нашем конкурсе. Это можно посмотреть на странице СПК «Астана» в Facebook, на сайте акимата. Кроме того, Центр ГЧП публикует информацию, а также в центре обслуживания инвесторов можно получить информацию по всем начатым и реализуемым проектам ГЧП. То есть если есть интерес со стороны бизнеса, то мы готовы участвовать и полностью идти навстречу. Там будет конкурс по определению частного инвестора по строительству патологоанатомического бюро.

– Оговаривается ли уже территория, где оно будет возведено?

– Есть уже отведенный участок, а также подготовлены технико-экономическое обоснование и проектно-сметная документация. – Еще есть другие объекты медицинского характера в рамках ГЧП? – Да. Также у нас несколько проектов ГЧП именно в сфере здравоохранения. Из них одно направление – это передача в доверительное управление текущих больниц, поликлиник. Мы сейчас производим оценку и аудит – какие именно поликлиники необходимо передать в доверительное управление именно по механизму ГЧП. После того как у нас будет завершен аудит, соответственно, мы объявим об определенном пуле поликлиник. Инвестор должен иметь квалификацию, опыт, средства и желание для того, чтобы взять этот объект в доверительное управление.

– Предполагается ли, что они должны внести какие-то первоначальные инвестиции?

– Обязательно.

– Может ли это быть коллектив, который, допустим, берет действующую поликлинику в доверительное управление?

– Теоретически это может быть коллектив, то есть нет никаких ограничений. Но просто коллектив это не может быть – они должны собраться в какое-то юридическое лицо, чтобы официально подать заявку на участие в таком конкурсе. Но я хотела привести пример. По тем конкурсам, которые уже состоялись, приходило от пяти до 10-12 участников. То есть это не традиционный тендер. Мы, как члены конкурсной комиссии, оцениваем в первую очередь квалификацию. То есть, условно говоря, если придут коллектив и какая-то компания, которая на протяжении уже скольких-то лет более успешно управляет сетью поликлиник или больниц, может быть, международный какой-то бренд, потому что интерес со стороны иностранных компаний постоянно присутствует, то это будет решено в процессе отбора. Мы вообще за то, чтобы было больше участников, чтобы мы могли более тщательно и скрупулезно выявить именно того инвестора, которого мы посчитаем самым лучшим для реализации таких проектов.

– Какие образовательные проекты есть в рамках ГЧП в Астане? Я слышал о том, что есть план по объединению существующих музыкальных школ и школы искусств. С другой стороны, говорится, что они по отдельности могут быть переданы в доверительное управление. Люди опасаются за свои рабочие места, а также не приведет ли это к повышению стоимости обучения. Как обстоит на самом деле?

– У нас есть также определенные планы, но мы с ними осторожны. Почему? Потому что, когда все финансируется за счет бюджета, то ты в итоге можешь гарантировать плату за эту услугу для потребителя. Когда мы говорим о реализации проекта через государственно-частное партнерство, мы должны понимать, что частный партнер не может быть в проекте, не получая прибыли. Эта прибыль ему гарантирована законом. Это нормально – в этом и заключается партнерство. Но эта прибыль получается за счет увеличения нагрузки в виде оплаты с потребителя. Поэтому мы к этому вопросу подходим осторожно. Мы сейчас изучаем. Также проводим аудит, чтобы изучить, насколько могут подорожать такие услуги. Есть ли такая острая необходимость, чтобы то, что, в принципе, и так хорошо предоставляется и реализуется в виде тех же музыкальных школ, театров, передавать массово в частное управление, которое может затем повлиять на рост платы за эту услугу? Все эти вопросы мы будем выносить на общественные слушания, то есть мне кажется, что в этом вопросе лучше не торопиться, потому что очень много задействовано именно социальных вопросов. Мы, конечно, хотели бы этого для развития бизнеса, в целом для развития инфраструктуры, потому что, придя в этот проект, частный партнер приносит инвестиции. Он, допустим, может сделать ремонт, расширить, сделать лучше оснащение, купить новое оборудование, но опять-таки все это будет сказываться на стоимости конечных услуг. Поэтому мы сейчас все это смотрим, решили все это сделать поэтапно. Есть очевидные вещи – в виде передачи в доверительное управление поликлиник, где есть госсоцзаказ, где будет размещаться страховой заказ, то есть там более понятна схема реализации. С объектами образования будет более чувствительно.

– Каким будет все-таки основной принцип? Чтобы они для бюджета были безубыточными или же чтобы они при сохранении рабочих мест приносили прибыль вам или частной компании? 

– У нас несколько целей. В первую очередь, конечно, это снижение нагрузки на бюджет, то есть понятно, что любой объект, находящийся на балансе города, требует содержания. Поэтому передача городского имущества в доверительное управление частному инвестору в первую очередь дает снижение нагрузки на бюджет. То есть содержание этого объекта теперь прерогатива частного инвестора. Но это не основная наша цель. Вторая цель – это, естественно, улучшение качества предоставляемых услуг. В городе много объектов, и всем им уделяется внимание, но, может быть, не такое скрупулезное, которое уделит частный инвестор, взяв их в управление и рассматривая как свой единственный объект и бизнес. То есть это улучшение качества или сервиса оказываемых услуг. Третье – это модернизация. Когда у вас в городе энное количество школ, музыкальных школ, вы не можете производить модернизацию, ремонт, обновление тех же инструментов на ежегодной основе, потому что это колоссальные затраты. Частный же инвестор может это сделать, потому что он заинтересован в этом. Тогда к нему придет больше потребителей, соответственно это напрямую связано с его доходностью. Поэтому там несколько задач, и в целом это та задача, которая поставлена президентом. Она заключается в том, чтобы передавать в частное управление по механизму ГЧП или выставлять на приватизацию. Частный инвестор зачастую (конечно, есть и частные, и специфичные случаи) является более эффективным управляющим. Поэтому мы реализуем такие проекты для снижения нагрузки и повышения качества услуг.

– О крупных объектах. Несколько лет назад говорилось о том, что на содержание ЦКЗ «Казахстан», «Астана-Арены», велотрека и других крупных объектов тратится из бюджета порядка миллиарда тенге ежегодно, независимо, зарабатывают ли они такую сумму или нет. Насколько я понимаю, окупаемость этих объектов очень маленькая. Как будет с крупными объектами – тоже на ГЧП или они останутся у города?  

– СПК «Астана» занимается оценкой деятельности некоторых крупных объектов. У них есть определенный перечень. Каких целей хочет добиться СПК «Астана» по завершении аудита? Выявить слабые стороны, показать, в чем может быть преимущество, и рассмотреть возможность создания управляющей команды, то есть из специально подобранных для этого людей. Так же, как крупные мировые арены управляются специально подобранными командами. Либо это может быть передача в доверительное управление. Это не значит, что это будет продано, передано на всю жизнь. Это может быть управляющая компания или команда, которой будут поставлены четкие задачи, так называемый KPI (Key Performance Indicator). Возьмем любую арену в городе, как говорил глава государства, ей необходима стопроцентная загрузка. В том же Madison Square Garden в Нью-Йорке в один день проходит бокс, через два дня – баскетбол, затем еще какие-то соревнования. То есть постоянная загруженность. Так и здесь. Использование этих объектов должно вырасти – именно в этом и заключается так называемый KPI для таких объектов. Поэтому для того, чтобы повысить эффективность их использования, мы сейчас смотрим, какие объекты потенциально можно будет выводить на рентабельный для города уровень.

– Когда это решение может быть принято?

– Сейчас над этим уже работает команда. В ближайшее время мы будем иметь полностью обзоры, рекомендации по тому, какая нужна команда, какие специалисты. Если это спортивная арена, соответственно, там нужен какой-то спортивный менеджер, то есть человек, имеющий образование, опыт реализации таких проектов. Мы изучили опыт Сингапура. В Сингапуре есть так называемый Сингапурский спортивный хаб. Они, допустим, нанимали команду профессиональных управляющих, и, до того как она сформировалась, уровень использования объектов был 20-25%. После того как они наняли профессиональную команду, использование этих объектов выросло до 70-80%. Поэтому, для того чтобы более эффективно реализовать, мы рассматриваем разные варианты.

– По уличному бизнесу. Я помню случай, когда человек столкнулся с трудностями, поскольку на его машину была нанесена реклама его уличного бизнеса. Есть ли какая-то концепция по унификации и созданию условий для уличного бизнеса в Астане?

– Уже более года реализуется программа «1000 мест», и по ней уже было три этапа предоставления в долгосрочную аренду земельных участков, для того чтобы человек легально мог заниматься бизнесом, получить на это все разрешения, взять земельный участок в аренду. Мы предоставляем земельный участок на семь лет, а не как раньше – на сезон либо календарный год. Поэтому мы планируем продолжить эту программу и в целом расширять количество. Она условно называется «1000 мест». На самом деле тысячей не ограничено данное число.

– Сколько уже мест занято?

– На сегодняшний день более 500 участков было предоставлено. Это те же цветочные киоски, фаст-фуд, нестационарная торговля: мороженое, прокат велосипедов, прокат детских машин, продажа воздушных шаров и прочее.

 

Жанболат Мамышев
Подробнее: http://abctv.kz/ru/news/astana-gotovit-obekty-dlya-peredachi-v-upravleni...
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на abctv.kz